Универсальное свойство border позволяет одновременно установить толщину, стиль и цвет границы вокруг элемента. Значения могут идти в любом порядке, разделяясь пробелом, браузер сам определит, какое из них соответствует нужному свойству.

АДМИНАДМИНАДМИНАДМИН
Универсальное свойство background позволяет установить одновременно до пяти характеристик фона.
ВРЕМЯ В ИГРЕ: 2015 год, конец июля // МЕСТО: Генриетта, Канада
Free Image Hosting at FunkyIMG.com Free Image Hosting at FunkyIMG.com Free Image Hosting at FunkyIMG.com Free Image Hosting at FunkyIMG.com Free Image Hosting at FunkyIMG.com
Free Image Hosting at FunkyIMG.com

cuprum

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cuprum » корица » [cadler, igraine][alexandra daddario]


[cadler, igraine][alexandra daddario]

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Магьер
Соня
Соломон
Шивонн
Мерит

Тинтера
Бардуго
Кэроу
Линч
Жерни
Хольм

0

2

http://s18.postimg.org/cekz0k5on/image.gif http://s18.postimg.org/qnpnfqqiv/image.gif
http://s18.postimg.org/vieagwiiv/image.gif http://s18.postimg.org/ak84itio7/image.gif
http://s8.postimg.org/g759kp4qb/image.gif http://s8.postimg.org/3tsfdsf1v/image.gif
http://s13.postimg.org/ikvvvyzaf/image.gif http://s13.postimg.org/wslkkmbz9/image.gif

0

3

http://savepic.su/6668088.png

С НАСТУПЛЕНИЕМ ТЕМНОТЫ
в в е д е н и е.

ПОЛНОЕ ИМЯ:
При рождении её звали Исолт | Iseult.
Имя было сменено в 1713 году, после этого она всем представлялась как Игрейн Кадлер | Igraine Cadler.
ВОЗРАСТ:
26 (461)
Дата рождения: январь 1554
РАСА. ПРИНАДЛЕЖНОСТЬ:
вампир, недавно присоединилась к отступникам.
СОЗДАТЕЛЬ: Балдред | Baldred (мёртв).
РОД ДЕЯТЕЛЬНОСТИ:
Держит антикварную лавку "Medici"
ВНЕШНОСТЬ: Alexandra Daddario

ДОЗОР
и с т о р и я.

БИОГРАФИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ:
МЕСТО РОЖДЕНИЯ: Белфаст, Ирландия. Переехала в Канаду одновременно с кланом Аларика Грифа.
РОДСТВЕННЫЕ СВЯЗИ: Теодор Кадлер | Téodóir Cadler (ранее его звали Тадеуш | Tadeusz) - брат, который был обращён Херегюд.
СЕМЕЙНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ: в постоянных отношениях не состоит.

Исолт жила в смутное время, с её страной обращались, как с игрушкой, а сама она стала жертвой междоусобных войн. Её семья владела довольно таки обширными землями на севере страны, но с юга-востока находился Фергус МакМанус и его клан, который периодически совершал набеги на эти земли. Отец Исолт, будучи человеком весьма миролюбивым, хотел заключить соглашение с Фергусом по поводу пограничных земель, поэтому отдал Исолт в жёны Фергусу МакМанусу (ей тогда было 16 лет). Фергус славился своим жестоким нравом и жадностью. Исолт была лишь приятным дополнением к его жизни, усмирившим ненадолго его аппетиты. Тем не менее, спустя некоторое время ему надоело играть в перемирие, и его войска атаковали дом её семьи, соответственно, убив всех, кто был внутри (за исключением брата-близнеца Исолт, который служил монахом при Аннадауне) и захватили территории, которыми владела семья Исолт.
Исолт осталась одна, на брата не было надежды, ибо он отказался от всех титулов и земель, а значит помочь не смог бы. Девушка не имела права уйти от своего мужа, просто были не те времена, да и на тот момент она бы и дня не прожила за пределами замка. Единственное, в чём она преуспела, да и то с помощью повитухи, это убийство детей Фергуса ещё в своей утробе. Исолт не хотела носить его отродье под своим сердцем, она не хотела принадлежать ему посредством детей.
Фергус в то время часто ходил в военные походы для захвата земель и защиты границ; английская корона усиливала свой гнёт, а Фергус не хотел, чтобы его земли отошли подданным короны, которые так и лебезили перед королевой. МакМанус был из тех, кто не хотел отдавать свою страну англичанам просто так, и если на военном поприще он преуспевал, то крепость под названием Исолт ему не покорялась, что не просто его раздражало, а приводило в бешенство. Она не была для него той супругой, которую ему хотелось бы видеть: Исолт без грусти и слёз провожала его на поле боя, она не выказывала должной скорби по умершим в её теле детям и не стремилась вновь забеременеть, в их доме было всегда недостаточно тепло, когда он бывал дома. Он пытался её перевоспитывать, уверяя, что совсем не хочет решать всё с помощью кулаков; получать своё силой он умел превосходно. Девушка вечно скрывала свои синяки от прислуги и не позволяла никому к себе прикасаться, потому что буквально на каждой частичке её тела были либо синяки, либо гематомы.
Исолт желала ему смерти, каждый раз, когда он уходил из дома. Например, чтобы стая волков загрызла его, чтобы английская армия настигла его отряд, чтобы его казнили, чтобы с ним хоть что-нибудь случилось, но он был живуч.
С большой надеждой девушка писала письма в монастырь брату, но ответов не получала, словно Тадеуш её намеренно игнорировал, хотя она и понимала, что он слишком далёк от мирских забот. Со временем она перестала писать, со временем все дни стали сливаться в одну вереницу пустоты и внутренних терзаний. Она тосковала по матери и отцу, по той свободе, что у неё раньше была, но Исолт перестала винить своего отца за столь опрометчивый поступок, знала, что иначе он поступить не смог бы.
Когда Исолт было около 20 лет, она вновь носила дитя Фергуса, но к повитухе больше не пошла, она устала жить в темноте своих переживаний. Весной 1574 на свет появились Гаррет и Брона; Фергус был несказанно рад наследнику, а на девочку ему было плевать. К удивлению Исолт, дети стали отрадой, они скрашивали её дни, точнее это делала Брона, ибо Гарретом занимался исключительно Фергус, и он не позволял Исолт хоть как-то влиять на воспитание мальчика. Он хотел видеть в нём воина, защитника рода, человека, который сможет защитить их дом, а в своей жене он видел лишь женщину неспособную сделать всё должным образом. Девочка же была для него расходным материалом, возможно, он выгодно отдаст её замуж, чтобы заручиться чьей-либо поддержкой. С появлением детей побои не прекратились.
Возвращаясь к вопросу про брата; девушка волновалась, переживала за его судьбу и, со временем, решилась на опрометчивый поступок. В начале лета 1579 года Исолт начала планировать свой побег, было множество факторов, которые повлияли на её решение. Этот побег задумывался даже не ради встречи с братом, а потому, что ей всё опостылело, девушка хотела выбраться из места, где её жизнь была поломана, она надеялась, что в монастыре обретёт покой. Исолт не хотела брать с собой детей, потому что их с ней бы ждала неминуемая смерть, а так у них было хоть какое-то будущее, пусть с самым ужасным отцом, но оно у них было. Девушка высчитывала, сколько ей понадобиться припасов примерно на месяц пути и как ей лучше туда добраться, через какие местности, чтобы по максимуму избежать каких-либо поселений. Спасибо Фергусу за то, что он был военным и за то, что он хранил карты Ирландии. В сентябре этого же года МакМанус отправился в Англию с  целью добиться аудиенции у королевы, чтобы высказать некоторые политические предложения. Чтобы обезопасить себя он поступился своими принципами. Конечно же, он взял с собой Гаррета, которому на тот момент было всего 5 лет. Он даже почти не оставил стражи в замке, что несколько упрощало задачу девушки.
В свой последний день Исолт проводила много времени с Броной, окружая ту всей своей любовью и заботой, исполняя все капризы девочки, осознавая, что видит её, скорее всего, в последний раз. Исолт оставила девочку с дочерью мясника.
Ночью Исолт взяла гнедую лошадь в конюшне и, наконец, отправилась в Аннадаун, отчасти, надеясь на свою смерть в дороге, отчасти, желая достигнуть своей цели, чтобы обрести, наконец, спокойствие в монастыре. Но на исходе первой недели пути количество съестных запасов заметно редеет, спасибо полёвкам,  к середине второй начинает подводить лошадь, которая в итоге и вовсе умирает, далее девушка продолжает свой путь пешком. Ёё никто не искал, возможно, это было даже к лучшему, ведь никто не вернёт её силой в ненавистный дом. Единственное о чём она переживала это Брона, её милая и очаровательная Брона. Девушка подумывала о том, что всё это путешествие было одной большой ошибкой.
Исолт начинало казаться, что она заблудилась, когда на пути ей встретился конный экипаж. Внутри кареты были мужчина и женщина, представившиеся как Балдред и Херегюд, они сказали, что держат путь в те же степи, что и Исолт, предложив совместное путешествие. И она согласилась, подписав тем самым себе окончательный смертный приговор.
- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
Исолт прожила в обществе Балдреда и Херегюд больше года, и этот год был одним из самых счастливых в её жизни. Они раскрыли ей глаза на новый мир, Сумрачный мир. Они дали ей выбор: остаться прозябать в скучном человеческом мире или принять в дар вечную жизнь, среди таких же, как и они, обрести власть и могущество, которого у неё не было и вряд ли когда-нибудь появится, если она выберет первый вариант. Исолт выбрала себя, она выбрала бессмертие.
Трудно сказать, что именно их связывало, ибо романом это назвать было сложно. Они заботились друг о друге, они любили друг друга и защищали.
В 1586 году Исолт, всё-таки, добралась до Аннадауна в сопровождении Балдреда. На тот момент она уже как 6 лет была вампиром, её детям было по 11 лет, а брату должно было быть уже 32 года. Исолт хотелось узнать, что же именно заставило брата бросить свою семью и отказаться от прав на отцовские земли. Она нашла Тадеуша в келье, на нём тогда было простое одеяние коричневого цвета, он повзрослел, и он молился за упокой её души. Тадеуш думал, что она мертва. Фергус сказал, а ещё он доложил, что Брона умерла от болезни ещё год назад. Гнев на брата прошёл. Реальность вернулась к Исолт, она поняла, что вся эта злость на брата была мелочью. Действительно важным стал вопрос о том, как она могла оставить свою любимую девочку на Фергуса? Как она могла её бросить? Старательно зарываемое чувство вины вновь подняло свою отвратительную голову. Исолт осознавала, что не стоило ей оставлять дочь на какую-то дочь мясника и тем более на Фергуса, который её даже не любил.
У неё появилась ещё одна цель для визита.
В разговоре с братом Исолт проговорилась о своей нынешней сущности и дала ему такой же выбор, который ей дали Херегюд и Балдред, но брат сказал, что нашёл своё место, что здесь ему спокойно и он сохранит её секрет, дав ей обещание, что впредь будет отвечать на все письма. Балдред уговорил Исолт повременить с визитом к мужу, нужно было дать время Гаррету повзрослеть, чтобы тот не остался сироткой. И они вернулись к Херегюд.
К слову, они жили тогда в Лондоне. Исолт, как могла, избавилась от своего ирландского акцента. Херегюд привила ей хорошие манеры, а Балдред научил владеть некоторыми боевыми искусствами и определять истинную стоимость вещей, так как был заядлым коллекционером различных безделушек и весьма искушен в плане оружия и борьбы. Да, Исолт узнавала много новых вещей, но нельзя было сказать, что она была совсем безграмотной деревенщиной, конечно, у неё не было тех знаний в различных областях науки и этикете, как у её спутников, но её родители и правда старались дать ей намного больше, чем могли.
В ноябре 1590 года от Тадеуша пришло письмо о том, что он болен, но беспокоиться не о чём. Исолт, проживая бок обок с вампирами, осознавала, что, скорее всего, это его последнее письмо, так как люди весьма и весьма хрупкие создания и болезней им всё таки стоит страшиться. Девушка попросила Херегюд обратить своего брата, тем более что тот был весьма осведомлён о Сумрачном мире и с ума не сошёл.
В декабре этого же года Тадеуш проснулся вампиром. Он смиренно принял свою судьбу, потому что верил, что всё это ниспослал ему сам Господь. Он с интересом учёного отмечал новые особенности своего организма в те моменты, когда его не преследовали сильнейшие приступы жажды человеческой крови, но с каждой отнятой жизнью он переставал верить в то, что дар бессмертия был проявлением божеской благодати. Он начинал себя ненавидеть. Что для Исолт, в своё время, было проще простого, то для Тадеуша стало испытанием, ибо мужчина верил в священность любой жизни, он искал там сакральность и ценность, а в его новой ипостаси чья-либо жизнь могла быть оборвана им в любой момент лишь взмахом руки. Такой мощью никто не должен обладать. Тадеуш хотел, чтобы его убили, что было невозможно, ибо у Исолт не поднялась бы рука, а Балдреда и Херегюд было просить бесполезно.
Чтобы хоть как-то развеять сомнения Тадеуша вампиры отправляются в путешествие и последующие 7 лет они провели в путешествиях по миру, игнорирую всеобщую истерию по поводу ведьм и не выставляя себя на показ. Они были осторожны, но, видимо, недостаточно. Ведьмы, ожесточённые поведением вампиров и оборотней, застигли их врасплох, когда те возвращались на родину. Их не интересовало, что именно эти вампиры не тронули ни одной ведьмы, ведьмы жаждали возмездия, и они его получили.
Херегюд и Балдред были казнены, а Тадеуш и Исолт клеймлены серебром, их пытали и довели до состояния полусмерти, а потом выбросили на улицу, как ненужный мусор. Тогда то их и нашёл Аларик.
- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
Стоит упомянуть один занятный визит, который был совершён в 1597 году в предместья Белфаста. Фергус был уже слишком стар, чтобы сопротивляться, чтобы хоть что-то предпринять при виде Исолт. Единственным, что он сказал перед своей смертью, было: «Я знал». Исолт убила его тихо и без прелюдий, даже не испив его крови, ей было важнее то, чтобы он испустил последних вздох хотя бы за то, что не сберёг Брону.
Гаррет уже обзавёлся семьёй, а его жена была на сносях. Большую часть имений семьи МакМануса королева всё-таки раздала своим вельможам, поэтому Гаррет, его жена и Фергус ютились в довольно таки маленьком домишке. Исолт было приятно отметить то, что Гаррет был очень похож на её собственного отца и что ему не перепали гены Фергуса и самые ужасные из его привычек; в качестве подарка Исолт оставила некоторое количество денег рядом с бездыханным телом МакМануса-старшего, прекрасно осознавая, что этого недостаточно, всегда будет недостаточно.
- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
Мир встречал 17 век с фанфарами и фейерверками, а для Тадеуша и Исолт время будто бы остановилось. Они потеряли своих создателей, тех, кто о них заботился, с кем у них была связь, настолько крепкая, что их смерть ощущалась, как своя собственная.
Исолт с братом остались в клане Аларика. Они стали его верными псами, они отправлялись за любой ведьмой, которую было необходимо убить, они убивали их с остервенением и безумной улыбкой, надеясь на то, что отомстят за смерть своих создателей. Чтобы ни говорил Тадеуш в самом начале своей новой жизни, а быть вампиром ему нравилось. Со временем он научился пить кровь не убивая, что заметно сказалось на его эмоциональном фоне и заставило его наконец жить полной жизнью, за исключением, естественно, чувства утраты; что он, что Исолт даже по прошествии 50 лет не перестали чувствовать зияющую рану внутри.
Исолт продолжала убивать каждую ведьму, попадающуюся на пути, в то время как Тадеуш направил все свои усилия в науку и искусство, при этом пытаясь приумножить их состояние. Вместе они решили начать собирать древние безделушки, которые выглядели весьма дорого и за которые лет через 200 можно будет получить неплохое вознаграждение. Собственно, это и стало началом их совместного дела.
- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
Следующие года их жизни были весьма однообразны: они влюблялись и страдали с пришествием смерти своих возлюбленных, они пробовали себя на различных поприщах деятельности, пытаясь раскрыть весь потенциал, который в них заложен, не очень сильно расстраиваясь, если что-то не вышло, они с головой бросались в каждую новую эпоху, с интересом наблюдая за изменениями в обществе и подстраиваясь под них. Исолт даже некоторое время была одной из фрейлин Марии-Анутанетты, Исолт было искренне её жаль, избалованное дитя даже в зрелом возрасте, весьма неосмотрительна и глупа. Наверно, это была лишь единственная авантюра девушки, единственный раз, когда она так приблизилась к людям, чтобы лучше увидеть все их переживания и безумства. Сама же Исолт к тому времени уже давно не переживала сильных эмоций, относясь ко всему с большой долей апатии и бесстрастия. Мало что тревожило её мысли и захватывало ум, она считала каждое действие людей весьма предсказуемым и нелогичным, что, в свою очередь, приводило к таким исходам, который был у Марии.
В начале 18 века у Исолт появилась острая необходимость в смене обстановки и сейчас ей было недостаточно стран Европы, в которых она уже была. В 1713 году Исолт отправилась в Новый Свет под именем Игрейн Кадлер. Тадеуш обещался приехать позже. Исолт обосновалась в Нью-Гэмпшире, представляясь жителям Портсмута своим новым именем и говоря, что она простая торговка безделушками. Ей здесь нравилось, даже если она сама себе в этом не признавалась. Здесь людям не нужны были пышные празднества и излишняя помпезность, чтобы быть счастливыми.
Исолт взяла за правило каждые 10 лет переезжать с места на место, чтобы не привлекать лишнего внимания и чтобы сильно не привязываться к людям. В каждом городе она встречала что-то новое и неизвестное. В одном из них  её приятно удивила встреча с коренными жителями Америки, в другом размах какого-то из промышленных производств. Исолт всё больше и больше погружалась в этот новый мир, помогая его обустраивать и обживать. Она встречала своих сородичей, но на близкий контакт не решалась, ей было достаточно своего общества и общества скопленных за многие годы жизни книг, вещей, воспоминаний. Можно сказать, она жила в некотором уединении.
У Тадеуша на тот момент возникли проблемы с выездом из Англии, тем более он помогал клану с каким-то серьёзным вопросом, уверяя в письмах, что это непременно заинтригует Исолт и обязательно ей понравится, ссылаясь на их скорую встречу.
Как оказалось, Аларик перевозил весь клан в Калгари. В то время Исолт пропадала между Чикаго и Нью-Йорком. Пожалуй, те времена были одними из самых любимых в её жизни. Её настроения относительно жизни в целом вновь изменились. Уединение и апатия сменились постоянным ворохом шумных людей или вампиров, которые ошивались рядом с ней. И тогда ей нравилась вычурность и пышность, и тогда она не желала оставаться в одиночестве. Её всегда окружала музыка и талантливые люди, будто бы она их коллекционировала. Америка жила джазом, и Исолт это нравилось.
Ради встречи с братом Исолт перебралась жить в Калагри, с сожалением оставляя позади весь этот ворох ярких красок и переживаний. Она будто бы снова чувствовала себя девочкой до замужества, у которой есть планы и весь мир лежит на ладони.
Тадеуш, естественно, ни капли не изменился. Он был всё таким же немного повёрнутым на науке вампиром, который прячет все свои чувства где-то глубоко внутри. Все эти годы он был верным последователем идей Аларика и даже эту абсолютно безумную мысль с переездом он поддержал. На вопросы Исолт он просто отвечал, пожимая плечами, что во всём виновата любовь.
С лёгкой подачи Тадеуша, тогда уже Теодора, Исолт открыла антикварную лавку, которой управляет и по сей день, распродавая накопленное имущество: портреты, украшения, предметы интерьера и просто диковиные вещи с разных уголков планеты.
Так как девушка фактически никогда толком не состояла в клане Грифа, лишь на первых порах, то после разлада окончательно позволила себе отсоединиться от вампиров Аларика, оставшись сама по себе, но из Калгари не уехала, продолжая расширять своё дело.
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Не нужно быть экстрасенсом, чтобы осознать то, что Исолт не любит излишнюю компанию. В гуще людской толпы она может вертеться лишь в острые моменты своего существования, когда ей катастрофически не хватает эмоциональной зарядки, а так, её вполне устраивает тот образ жизни, который она ведёт. Уединённый, аскетичный, в вечных размышлениях.
Будучи человеком весьма сдержанным, спасибо Фергусу, почти никогда не выказывает своего гнева или растерянности, даже если ситуация патовая. Часто делает вид, что держит всё под контролем, но это больше по части Тадеуша.
Она вовсе не злобная, даже бывает довольно-таки мягка, если позволяет себе достаточно вольностей.
Прожитые годы дали свои плоды, если она раньше могла быть покорной с теми, кого уважает, усмирять свою гордость, хоть как-то мириться с чужими пороками, то сейчас она не может позволить подобную роскошь окружающим, отнимает слишком много времени, которое можно было бы потратить более продуктивно. Вообще, привыкла рассчитывать все шаги намного вперёд, ничего не делает без причины, даже переезд в Америку; он свёл её с полезными людьми.
Может постоять за себя, в словесной перепалке будет взвешивать каждое своё слово, чтобы потом была лазейка, если всё станет совсем плохо.
Имеет множество пороков, как сама предполагает, хотя брат убеждает в обратном. До сих пор винит себя в смерти своей дочери.
Периодически у неё появляется потребность в эмоциональной встряске, чтобы, как она говорит: «Не застрять в рутине, мой дорогой брат». В такие времена может стать весьма непредсказуемой, поменять буквально всё вокруг себя, а в итоге вернуться на прежнюю точку одиночества.
Дружит редко, да и с друзьями ей достаточно лишь нескольких часов для того, чтобы убедиться в том, что с ними вроде всё не так уж и плохо. Исключением является брат, который стал для неё неотъемлемой частью жизни, только к нему Исолт прислушивается и только он может её усмирить, если вдруг, что случится.

ПОСМЕРТНАЯ ЗАПИСКА:
Можете её убить, кроваво и эпично. Она могла бы быть смертницей и подохнуть за великую идею отступничества.

СУМЕРЕЧНАЯ ЗОНА
з а к л ю ч е н и е.

СВЯЗЬ
j-herondale
ПРОБНЫЙ ПОСТ

...

«И над страной встает запах гниения.
Жгите кофе в пароходных топках. Жгите кукурузу вместо дров — она горит жарко. Сбрасывайте картофель в реки и ставьте охрану вдоль берега, не то голодные все выловят. Режьте свиней и зарывайте туши в землю, и пусть земля пропитается гнилью».
Новое время. Новые ценности, верно? Я слышу, как отбойный молоток отсчитывает минуты до полного краха. Падение неизбежно и смерть идёт с ним за руку, словно супруга. Биржи падают, вложения прогорают, люди остаются голодранцами. Господи, помоги мне не сдохнуть! Господи, я сделаю всё, лишь бы акции снова поднялись в цене! Господи, помоги, помоги, помоги…
Знаешь, старина, ведь у меня было всё: семья, стабильная работа, жена – красотка. Эх, моя сладкая Энни! А знаешь, что сталось с моей жизнью, что стало с моей красоткой Энни? Мои дети чуть не сдохли от голода, моя жена повесилась вон на том старом дубу ещё в двадцать девятом, и я стоял рядом. Я видел, как на её шее появляются следы от тугой и грубой верёвки, как её тонкие пальцы пытаются ослабить петлю, глаза рвутся из орбит, а ноги в тщетных попытках пытаются нащупать землю. Я стоял и ничего не делал. Я отдавал её в жертву, в угоду неведомым богам, в которых она верила, но ничего не изменилось, совершенно, мать его, ничего.
Старина, каждый чёртов  день появляются новые, как их там, идолы? Боги? Зачем людям боги, которые не смогли спасти их. Ну, скажи мне, где были эти Товарищи, когда люди прыгали из своих окон, лишь бы не чувствовать то, как свербит желудок? Ты посмотри по сторонам, эти  боги никому не сдались, они не дали пожрать, они не прибили насмерть этих долбанных коммерсантов, которые всё пустили бешеному псу под хвост.
Сейчас у нас новые герои, так, для затравки, чтоб мы забыли, что мы не стадо тупых овец. Слышал про такую штуку, как кино? Да слышал, слышал, я знаю. А ещё эти обкуренные музыканты! Была б у меня девка, а не пацаны, ни за что б из дома не выпустил! Распутные они, хорошего ничего не жди, - и старик уже привычным движением сплёвывает на землю, знаете, как в чёрно-белых мультиках про Микки Мауса, смачно и звучно, что ты чувствуешь: вот он Техас, Канзас и Алабама! Господин В-Сером-Пальто сочувственно смотрит на старика, он знает, что старые боги уже очень давно проиграли в бойне за души людей.
— О-о. А как ты думаешь, в этом лесу есть что-нибудь съедобное?
— Да, — горько отозвался волшебник. — Мы.
Господин В-Сером-Пальто по привычке встаёт очень рано.  Когда-то давным-давно его величию не было границ, а сейчас он прозябает в какой-то лачуге, питаясь, можно сказать, воздухом. Он стар, как мир, и этот мир его пугает тем, что кризис следует за кризисом, люди (те, кто давал ему когда-то настоящую власть) страдают, а значит, не верят в спасение от рук сил всевышних, и они спасаются с помощью наркоты, самоубийств и праздных, бессмысленных развлечений. Отдают свои жизни в угоду заводам и ребятам с Уолл-Стрит,  а этот шалопай Чарльз Чаплин вхож в каждый дом, его превозносят, словно божество, как и других:  Гарбо, Форда, Ламарр. А он, он парень в сером пальто никому уже неизвестен и те, кто его когда-то помнил, позабыли совсем.
Кондитерские фабрики и киноиндустрия, вот те ребята, которые не обанкротились. Люди жрут пачками кексы с глазурью и хавают фильмы из Голливуда. Нация тупеет. Кто-то превозносится, а кто-то становится ещё беднее, чем был. Тебя готовы убивать только за то, что ты чёрный. Ты не женщина, если цветная. А если в городе кто-то помер, то это обязательно сделал негр. Люди в погоне за лучшей жизнью перестают быть людьми. Мораль и ценности? Да кому они нужны! Их новые божества это телевиденье, алкоголь, белые воротнички и деньги, деньги, деньги. Скажи, что раньше было не так, и я ударю тебя. Нищета показывает настоящие лица людей и богов.
Господин В-Сером-Пальто поправляет свой пиджак и надевает шляпу. Ему давно ничего не перепадало, люди слишком мало радуются по-настоящему и без притворства в последние годы, чтобы ему хоть что-то попало в рот. Он бредёт по пустынной улице в Адской Кухне прямиком к Гудзону. Господин В-Сером-Пальто прекрасно слышит шаги за своей спиной, и он знает, что это конец; не берёг себя, вот и попался старый сыч. Завтра его никто не найдёт и не вспомнит, может, это и к лучшему, не он первый, не он и последний, кто вот так просто исчез в утренней дымке не оставив и следа.

0

4

https://49.media.tumblr.com/b238d30ac23447b1daeeb9dd5e8577be/tumblr_n6q2e2I7yW1qg9jbqo3_250.gif https://49.media.tumblr.com/df936a7a01cb0d96aa59d301da5bacf3/tumblr_n6q2e2I7yW1qg9jbqo4_250.gif
JJ Field

о том, кто.
and a thousand voices share their laughter at my demise

wardruna – heimta thurs

» ИМЯ ПЕРСОНАЖА: Теодор Кадлер | Teodoir Cadler (ранее его звали Тадеуш | Tadeusz)
» ДАТА РОЖДЕНИЯ: январь 1554, 36 (461).
» МЕСТО РОЖДЕНИЯ: Белфаст, Ирландия.
» РАСА И ПРИНАДЛЕЖНОСТЬ: вампир, клан Аларика Грифа.

о том, что.
murder the beast that’s been eating me alive

» ИНФОРМАЦИЯ О ПЕРСОНАЖЕ: В возрасте 15 лет Тадеуш отрекается от каких-либо притязаний на земли своей семьи. В этом же возрасте он отправляется служить в монастырь при Аннадауне, лишённый всяческих прав и родового имени. Будучи прилежным монахом он получал доступ к занятным рукописям и текстам, занимаясь их переводом. Именно там он чувствовал себя на своём месте, отделившись от мирской суеты и междоусобиц. Тогда он не знал, что одну из его сестёр, а именно Исолт, отдадут варвару из соседнего клана ради перемирия. Тогда он предполагал, что его отец и старшие братья прекрасно справятся без него. Но он ошибался.

<....> Её семья владела довольно таки обширными землями, что были севернее Белфаста, но с юга-востока находился Фергус МакМанус и его клан, который периодически совершал набеги на эти земли. Отец Исолт, будучи человеком весьма миролюбивым, хотел заключить соглашение с Фергусом по поводу пограничных земель, поэтому отдал Исолт в жёны Фергусу МакМанусу (ей тогда было 16 лет). Исолт была лишь приятным дополнением к его жизни, усмирившим ненадолго его аппетиты. Тем не менее, спустя некоторое время ему надоело играть в перемирие, и его войска атаковали дом её семьи, соответственно, убив всех, кто был внутри (за исключением брата-близнеца Исолт, который служил монахом при Аннадауне) и захватили территории, которыми владела семья Исолт. <....>

<....> С большой надеждой девушка писала письма в монастырь брату, но ответов не получала, словно Тадеуш её намеренно игнорировал, хотя она и понимала, что он слишком далёк от мирских забот. Со временем она перестала писать, со временем все дни стали сливаться в одну вереницу пустоты и внутренних терзаний. Она тосковала по матери и отцу, по той свободе, что у неё раньше была, но Исолт перестала винить своего отца за столь опрометчивый поступок, знала, что иначе он поступить не смог бы. <....>

Конечно, Тадеуш получал её письма, но jy считал себя виновным во всех злоключениях, что с ней происходили и не находил в себе сил ответить. Единственное, что он мог ей дать, так это молитвы и веру в то, что после смерти её ждёт лучшая жизнь.

<....> В 1586 году Исолт, всё-таки, добралась до Аннадауна в сопровождении Балдреда. На тот момент она уже как 6 лет была вампиром, её детям было по 11 лет, а брату должно было быть уже 32 года. Исолт хотелось узнать, что же именно заставило брата бросить свою семью и отказаться от прав на отцовские земли. Она нашла Тадеуша в келье, на нём тогда было простое одеяние коричневого цвета, он повзрослел, и он молился за упокой её души. Тадеуш думал, что она мертва. Фергус сказал, а ещё он доложил, что Брона умерла от болезни ещё год назад. <....>

Тадеуш действительно думал, что Исолт умерла от горячки и уже успел смириться с этим, естественно, с помощью молитв. Он жил в Аннадауне, как в крепости, никого к себе не подпуская и не допуская каких-либо переживаний. Тадеуш отдавал все свои силы древним текстам и их сохранению. Когда же он увидел на пороге своей кельи Исолт и мужчину сопровождавшего её, то можно было бы сказать, что он был зол на сестру за то, что та провернула такую афёру, но в глубине души Тадеуш осознавал, что не имел права. Это именно она должна была исходить праведным гневом за все не отвеченные письма, за то, что он их бросил много лет назад.
Тогда же Тадеуш обратил внимание на то, что Исолт выглядела вполне молодой и здоровой, хотя прошло уже немало лет с последней их встречи. Исолт рассказала ему про то, как сильно изменилась её жизнь после встречи с Балдредом и ещё одной женщиной, которые даровали ей вечную молодость. Тогда Тадеуш лишь в неверии помотал головой, отказываясь принимать этот факт. Перед очередным расставанием они договорились о том, что в этот раз будут отвечать на письма друг друга.

<....> В ноябре 1590 года от Тадеуша пришло письмо о том, что он болен, но беспокоиться не о чём. Исолт, проживая бок обок с вампирами, осознавала, что, скорее всего, это его последнее письмо, так как люди весьма и весьма хрупкие создания и болезней им всё таки стоит страшиться. Девушка попросила Херегюд обратить своего брата, тем более что тот был весьма осведомлён о Сумрачном мире и с ума не сошёл.
В декабре этого же года Тадеуш проснулся вампиром. Он смиренно принял свою судьбу, потому что верил, что всё это ниспослал ему сам Господь. Он с интересом учёного отмечал новые особенности своего организма в те моменты, когда его не преследовали сильнейшие приступы жажды человеческой крови, но с каждой отнятой жизнью он переставал верить в то, что дар бессмертия был проявлением божеской благодати. Он начинал себя ненавидеть. Что для Исолт, в своё время, было проще простого, то для Тадеуша стало испытанием, ибо мужчина верил в священность любой жизни, он искал там сакральность и ценность, а в его новой ипостаси чья-либо жизнь могла быть оборвана им в любой момент лишь взмахом руки. Такой мощью никто не должен обладать. Тадеуш хотел, чтобы его убили, что было невозможно, ибо у Исолт не поднялась бы рука, а Балдреда и Херегюд было просить бесполезно.
Чтобы хоть как-то развеять сомнения Тадеуша вампиры отправляются в путешествие и последующие 7 лет они провели в путешествиях по миру, игнорирую всеобщую истерию по поводу ведьм и не выставляя себя на показ. Они были осторожны, но, видимо, недостаточно. Ведьмы, ожесточённые поведением вампиров и оборотней, застигли их врасплох, когда те возвращались на родину. Их не интересовало, что именно эти вампиры не тронули ни одной ведьмы, ведьмы жаждали возмездия, и они его получили.
Херегюд и Балдред были казнены, а Тадеуш и Исолт клеймлены серебром, их пытали и довели до состояния полусмерти, а потом выбросили на улицу, как ненужный мусор. Тогда то их и нашёл Аларик. <....>

<....> Мир встречал 17 век с фанфарами и фейерверками, а для Тадеуша и Исолт время будто бы остановилось. Они потеряли своих создателей, тех, кто о них заботился, с кем у них была связь, настолько крепкая, что их смерть ощущалась, как своя собственная.
Исолт с братом остались в клане Аларика. Они стали его верными псами, они отправлялись за любой ведьмой, которую было необходимо убить, они убивали их с остервенением и безумной улыбкой, надеясь на то, что отомстят за смерть своих создателей. Чтобы ни говорил Тадеуш в самом начале своей новой жизни, а быть вампиром ему нравилось. Со временем он научился пить кровь не убивая, что заметно сказалось на его эмоциональном фоне и заставило его наконец жить полной жизнью, за исключением, естественно, чувства утраты; что он, что Исолт даже по прошествии 50 лет не перестали чувствовать зияющую рану внутри.
Исолт продолжала убивать каждую ведьму, попадающуюся на пути, в то время как Тадеуш направил все свои усилия в науку и искусство, при этом пытаясь приумножить их состояние. Вместе они решили начать собирать древние безделушки, которые выглядели весьма дорого и за которые лет через 200 можно будет получить неплохое вознаграждение. Собственно, это и стало началом их совместного дела. <....>

<....> В начале 18 века у Исолт появилась острая необходимость в смене обстановки и сейчас ей было недостаточно стран Европы, в которых она уже была. В 1713 году Исолт отправилась в Новый Свет под именем Игрейн Кадлер. Тадеуш обещался приехать позже. <....>

<....> У Тадеуша на тот момент возникли некоторые проблемы с выездом из Англии, тем более он помогал клану с каким-то серьёзным вопросом, уверяя в письмах, что это непременно заинтригует Исолт и обязательно ей понравится, ссылаясь на их скорую встречу.
Как оказалось, Аларик перевозил весь клан в Калгари. <....>

<....> Ради встречи с братом Исолт перебралась жить в Калагри, с сожалением оставляя позади весь этот ворох ярких красок и переживаний. Она будто бы снова чувствовала себя девочкой до замужества, у которой есть планы и весь мир лежит на ладони.
Тадеуш, естественно, ни капли не изменился. Он был всё таким же немного повёрнутым на науке вампиром, который прячет все свои чувства где-то глубоко внутри. Все эти годы он был верным последователем идей Аларика, и даже эту абсолютно безумную мысль с переездом он поддержал. <....>

» ОТНОШЕНИЯ: После стольких лет жизни их можно назвать хорошими партнёрами и товарищами. Они всегда поддерживают друг друга, Исолт выводит его из неуместных рефлексий, а он сдерживает её порывы к уединению. Иногда в нём зарождается дух авантюризма, который ужасно заразителен. Может быть обаятельным, но не прилагает к этому усилий, оставаясь в душе всё тем же монахом с железобетонной верой в Бога, что, несомненно, раздражает Исолт. Они могут вести долгие споры о многих серьёзных вещах, но в одном всегда сходились, что убийство ради правосудия это не преступление. Они доверяют друг другу и ближе у них никого нет, каждый знает грешки другого, прекрасно осознавая, что никакой святой отец тут не поможет.
о том, как.
nothing left but a broken man

» ПОЖЕЛАНИЯ: приходите, и мы с вами всё обсудим http://jpe.ru/gif/smk/sm22.gif
» ДРУГОЕ: Как видите, большая часть заявки состоит из отрывков биографии моего персонажа, связанных с Тадеушем, в них же есть те моменты, когда Тадеуш и Исолт давно не виделись, в это время он мог делать, что угодно: влюбляться, сходить с ума, становиться политическим интриганом или наоборот вести спокойную жизнь искушенного ученого. Да и отношения я не стала расписывать на три вордовских листа, так как хотела бы всё обсудить непосредственно с заинтересовавшимся, если такой вообще появится.
Почти всё может поддаваться корректировке, за исключением имени, данного при рождении, ибо оно фигурирует в моей анкете.

0

5

Я следовал за ней по пятам, вдыхал пьянящий аромат её крови, представляя, как сожму её предплечье в непреодолимой тяге, наконец, утолить свой голод. Я представлял, как её умирающее сознание будет трепыхаться, как пойманная в кулак бабочка, как её кровь будет стекать по моим рукам, а обмякшее тело будет сползать по стене какого-то бара. Я предвкушал эти ощущения, я жаждал их ощутить, словно был страждущим в пустыне. Девушка прекрасно знала, что за ней кто-то идёт, что за ней иду я.

0

6

My skull is full of sunken ships,
My heart's a prisoner to my ribs,
We're flesh & bone when we're all alone,
But together, forever, we'll live.

http://s27.postimg.org/3qxfiuu0z/tumblr_nm5p8aa_KJW1r8zsugo6_250.gif http://s21.postimg.org/wtmtnt6af/tumblr_nm5p8aa_KJW1r8zsugo5_250.gif

С НАСТУПЛЕНИЕМ ТЕМНОТЫ
в в е д е н и е.

ПОЛНОЕ ИМЯ:
Owen Ryan Cairns | Оуэн Райан Кэрнс.
Сокращений от имени не имеет, куда уж короче.
ВОЗРАСТ:
7 октября 1952, 63 (33).
РАСА. ПРИНАДЛЕЖНОСТЬ:
Обращённый оборотень, насчёт принадлежности ещё не решился.
СОЗДАТЕЛЬ: Harold Cochrane.
РОД ДЕЯТЕЛЬНОСТИ:
Частный детектив.
ВНЕШНОСТЬ: Tom Mison. o1, o2

ДОЗОР
и с т о р и я.

БИОГРАФИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ:
МЕСТО РОЖДЕНИЯ: Глазго, Шотландия. Приехал в Канаду пару лет назад.
РОДСТВЕННЫЕ СВЯЗИ: Rhiannon Cairns (nee Lance) - мама, умерла в возрасте 91 года в Глазго;
Constance Cairns - родная сестра, проживает в Глазго;
Rachel Logan - любимая племянница, дочь Констанс.
Jemima Nesbitt (nee Lance) - тётя, вдова, ныне живет в Келсо;
Russell Lance - дядя, наследник поместья Лэнсов, покоится в семейном склепе;
Cameron и Henry Lance - двоюродные братья, Кэмерон проживает в поместье, а Генри покинул Шотландию.
Isaac Bettany - дядя, долгое время скрывающийся от своей семьи;
Merith Cairns (nee Cochrane) - бывшая жена, на данный момент местоположение неизвестно.
СЕМЕЙНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ: разведён.

В его детстве не было ничего особо примечательного или запоминающегося. Оуэн был среднестатистическим шотландским ребёнком, правда, у семьи которого была конюшня с племенными лошадьми, но это нисколько его не развращало и не заставляло задирать нос. Оуэн любил лошадей, ему нравилось о них заботиться, но таланта к их дрессировке у него никогда не имелось, к большому сожалению матери и её старшего брата. Единственный, кто не высказывал разочарований по этому поводу был ещё один брат матери - Айзек, если честно, возможно, именно Айзек был единственным членом семьи к кому Оуэн выказывал хоть каплю симпатии. Паренёк в детстве не особо любил идти на контакт.
Оуэн никогда не уделял особенно много внимания школьным предметам, отдавая предпочтение различного рода изысканиям. Его интересовало почему люди совершали те или иные поступки или почему этот фантик валяется вот здесь, а откуда взялось это пятно на рубашке дяди Рассела. Порой он зачитывался детективами до утра, не желая хоть как-то отвлекаться от мира интриг и загадочных убийств. Это будоражило живое воображение мальчишки, он мечтал стать таким же, как и герои его книг: смелым, умным и докапывающимся до самой сути. Его просто-таки манило всё загадочное и необъяснимое.
После окончания школы, как и мечтал в детстве, Оуэн начинает свой путь к работе в полиции. После долгих споров с семьёй, он всё-таки отправляется учиться в Военную Академию в Сандхёрсте. Мама была против даже после его отъезда, даже не потому, что Сандхёрст был в другой стране, а потому, что поместье теряло ещё одного наследника.
В Сандхёрсте Оуэн познакомился с Мерит, которая через несколько лет стала его женой. Когда обучение в Академии было закончено, Оуэн и Мерит ещё некоторое время жили в Сандхёрсте.
В 1979 году Оуэн возвращается в поместье вместе со своей женой. Он устраивается на работу в местную полицию, начиная с самых низов, но ему это нравилось, он чувствовал себя на своём месте. Он упорно проходил путь от констебля до старшего инспектора, чтобы работать в отделе уголовных расследований, как он и хотел, когда был мальчишкой. Когда его перевели в этот отдел ему было 32 года.
Его сразу же подсоединили к расследованию серий убийств молодых женщин, которые совершались в пригороде Глазго. Их тела были растерзаны, будто бы это совершило животное, но возле самих никогда не было его следов, только где-то в метрах 50, но непосредственно возле тел были следы борьбы, следы от ботинок 42 размера и бычки от сигарет, что приводило детективов к выводу о том, что животное здесь совсем ни при чём. Но какой же силой должен обладать тогда человек, совершивший подобные зверства?
Оуэн стал часто пропадать на работе. Мерит же пыталась выведать подробности дела, над которым работал муж, а когда ей это удалось, то пожалела об этом. Оуэн заметил, что стоило ему рассказать о деле, так его, и без того скрытная, жена начала сильно нервничать и переживать, постоянно пытаясь выцепить своего брата по телефону. Единственное, что было известно Оуэну про брата Мерит, было то, что он работал автомехаником в Глазго, а потом перебрался куда-то в пригород Эдинбурга, чтобы быть ближе к пожилым родителям. Мерит не говорила откуда именно была родом, а Оуэн не спрашивал, но вся эта ситуация его интриговала, но он не мог позволить себе отвлечься на посторонние дела, работа поджимала.
В сентябре 1985 года Оуэн вышел на след предполагаемого убийцы, его фамилия была Кохран, такая же, как у Мерит до замужества. Оуэн надеялся, что это лишь совпадение, но это не было им. Это был Хэрольд Кохран. Это он совершал все эти убийства и не собирался останавливаться. И Мерит знала о том, что делает её брат, и знала почему, но не стала говорить мужу по причине того, что сама была замешана в этих убийствах, даже больше, чем могло показаться на первый взгляд.
Когда Оуэн докопался до предполагаемой правды, ему на голову свалилось знание о Сумеречном Мире. Мерит поведала, в надежде на понимание, но какое там понимание? Оуэн видел места всех 12 преступлений либо на фотографиях, либо воочию и не мог найти в себе сил на понимание действий жены или Хэрольда. В его голове всё это просто не укладывалось, он искал логику там, где её просто не может быть. Имея большое влияние на брата, Мерит заставляла его совершать эти преступления, в состоянии пограничным перед обращением. Для чего? Для того чтобы подчинить его волю. Так работала их стая. Слабый подчинялся более сильному, а за неподчинение следовало наказание. Хэрольд когда-то оступился и перестал считаться достаточно сильным волком, и для его "спасения" Мерит взяла бремя наказания на себя. Убийства были его наказанием. А затем и Оуэн им стал. Мерит приказала обратить его.
До этих событий Оуэн не предполагал открыть когда-либо с такой стороны свою жену. Для него она всегда была доброй, кроткой Мерри, в которую он когда-то влюбился, как дурак. А сейчас она стала для него монстром. Когда Хэрольд его укусил, когда все эти метаморфозы всё таки начались, Оуэн принял решение уйти из полиции, чтобы лучше узнать, как контролировать те процессы, которые с ним происходили. Он подал на развод. Семья недоумевала по поводу того, что же с ним происходило. Оуэн обрывает все связи и так же, как и его дядя Айзек много лет назад и отправляется в путешествие.
Он очень долго переезжает с места на место, в поисках нового себя. У него никогда не было много вещей, всегда перемещался налегке, чтобы не тащить груз прошлого с собой. Когда Оуэн, наконец, был уверен в том, что контролирует себя и все свои животные позывы, он решил отыскать своего дядю Айзека, потому, что та история, которая случилась с ним в 70-х не давала ему покоя. Слишком спешно он покинул свой дом после кончины возлюбленной, будто бы бежал от чего-то. Конечно, Оуэн понимал одну из причин, но всё же его терзали сомнения, ему казалось, что была ещё, как минимум, одна причина.
Он начинает выискивать, спрашивать у оборотней из стай, может, его кто-нибудь знает, и один из старых волков, стаю которого он нашёл на территории Германии, ему рассказал про один случай, который произошёл в 90-х. На юную волчицу напали кочевники, а другой оборотень её спас, по описанию он очень смахивал на Айзека. Старик сказал, что они потом отправились в Канаду. Через парочку дней и Оуэн был там. Тот же старик ему рассказал, что в Калагари располагается одна из старейших стай, возможно, тот человек, которого он ищет находится именно там. И старик не ошибся, да и Оуэн тоже.
Айзек был там, всё так же работал с лошадьми, но только, естественно, не узнал своего племянника, много времени не понадобилось, чтобы убедить Айзека в правдивости своих слов. Оуэн остался жить у него в доме, устроился на подработку в частном детективном агентстве, чтобы хоть как-то оплачивать своё проживание у дяди.
За годы, проведённые в дороге, он стал спокойней и рассудительней, избавился от горячности своих суждений. С лёгкостью может болтать на любую тему, не заглядывая собеседнику в душу. Верит, если будет нужно, то человек всё скажет сам. Не любит лгать, но может говорить загадками, если не хочет раскрывать правду. На контакт идёт легко, даже с удовольствием, в нём ещё жива привычка детства узнавать первопричину, но, опять таки, делает это весьма ненавязчиво, да и то больше от скуки. Не терпит, когда ему доверяют чужие секреты, будто ношу взваливают, он привык жить свободно, неся ответственность только за самого себя. Любит жить, он даже стал благодарным Мерит за то, что та дала ему такой шанс. К слову, о Мерит и Хэрольде, он тогда оставил анонимное сообщение в участке, которое, видимо, никто не принял всерьёз, поэтому убийца по тому делу, так и не был пойман. Он не знает, где Мерит сейчас, ему это неважно. Он смотрит в будущее, пытаясь просто жить, не оглядываясь в прошлое и ни о чём не сожалея.

ПОСМЕРТНАЯ ЗАПИСКА:
Отправьте его домой.

СУМЕРЕЧНАЯ ЗОНА
з а к л ю ч е н и е.

СВЯЗЬ
лс, рабочая почта в профиле.
ПРОБНЫЙ ПОСТ

...

Ночь. Он очень любил это время. Когда ночь опускается на город, окутывая его своей темнотой и неизвестностью. Когда тьма разливается по улицам города, вытесняя собой свет. Крис по настоящему любил это время, ведь он считал себя частью ночи, частью чего-то большего, он забывал о том, что является обычным смертным человеком. Кристоферу всегда удавалось слиться с ночью, раствориться в ней, словно они действительно единое целое. Стать тенью.
Он стал таким же бесшумным и незаметным, как сама ночь, для людей он был словно невидимый. Что ж… Ему же легче. Парню не хотелось бы видеть на себе сочувствующие и сожалеющие взгляды знакомых. Да, его родителей убили. Да, теперь он сирота. Кристофер не верил в силы бабушки, он старался избегать общения с ней. Рано уходил и поздно возвращался домой. Но в те драгоценные минуты, когда она его видела, к ней приходило осознание, что её внук уже далеко не малыш, что увиденное не прошло даром, она видела, как мечется его душа, но, увы, утешить его не могла. Она любила Кристофера, хотела его поддержать, несмотря на то, что сама потеряла свою единственную дочь и тосковала по ней. А что же Крис? Его мысли занимала лишь месть.
Он грезил местью тем недоноскам, которые убили его семью. Зачем, почему они это сделали? Однажды, воспользовавшись своими навыками, быть незамеченным, он пробрался в полицейский участок. Как ни странно никто не остановил его. Крис прошёл прямо к кабинету детектива, который занимался делом его семьи. Кристофер прошёл в кабинет, но вот неудача, мистер Росс был там.
- А, это ты Кристофер? – он был, как всегда, добродушен, но во всех его движениях сквозило сильное утомление.
- Да, мистер Росс. У меня есть к вам один вопрос. Вы нашли убийц? Только честно, я должен знать, будут ли они наказаны, - парень ссылался на закон, но он желал разобраться с ними своими силами, устроив самосуд.
- У нас есть пара зацепок, - Ах, детектив, добрая вы душа, - Мы думаем, что это Генри Бойд, школьный друг твоей матери, и Питер Блэк. Не беспокойся, у нас достаточно улик. Они своё получат, - О, да! Ещё как получат. Крис благодарно кивнул и ушёл. Что мне их максимальный срок? Он сможет вернуть мне брата и родителей? Я найду их сам.
Мысли и образы в голове парня сменяли друг друга со скоростью света, Крис представлял, что и как он будет делать с теми, кто сломал его жизнь, лишил буквально всего в столь юном возрасте. А главное за что?
На следующий день он отправился к Генри. Крис знал, где он живёт, он же был другом матери как никак. Твёрдым шагом он подошёл к его старому и обветшалому дому. Парень зашёл не стучась, Генри был дома и к тому же пьян, а вот его друг, скорее всего Питер, был трезв и смотрел телевизор. Генри и Питер были противны, от них пахло перегаром, грязная одежда и неопрятная щетина. Как мать могла дружить с таким отбросом? Кристофер пробежался взглядом по комнате, он увидел ожерелье мамы, которое они тогда с братом подарили ей на день рождения. Это стало последней каплей.
- Вы. Как вы посмели тронуть мою семью? Что мы вам сделали? – спросил злым голосом парень.
- Эй, Генри. Это, похоже, сынок, той бабы, которую мы прикончили недавно, - Питер толкнул в бок своего товарища, чтобы тот проснулся, - О, знаешь, это было так приятно, видеть как она корчится в предсмертной агонии… - Питер плотоядно улыбнулся, словно вспоминая, как он убивал их. Это не на шутку разозлило Кристофера. Он достал пистолет. Откуда у него пистолет? Купил. Всё просто. В этом городе ты можешь достать всё, что угодно, если у тебя есть деньги.
Парень высадил всю обойму в Питера, так, что вместо груди у него была дыра. А Генри пытался спрятаться, он пятился назад, но за его спиной была лишь стена и убежать ему было некуда, он еле стоял на ногах, да и соображал слишком медленно. Кристофер перезарядил пистолет и настала очередь Генри, но тот так ничего толком и не понял. Крис бросил надменный взгляд на тела убитых и оставил пистолет на тумбочке. Он хотел, чтобы его поймали, потому что он не смог бы смотреть в глаза бабушке, женщине, чьё сердце разобьёт ещё сильнее своим поступком. Зато он отомстил, зато он выполнил свой долг и эти паршивцы наказаны должным образом.
Вольтер вышел из этого старого и страшного дома, вновь сливаясь с ночью и становясь невидимым.

0

7

Я искренне благодарен старику Хеффнеру, благодаря ему радиус моих поисков сузился лишь до одной единственной страны. Канада. Признаюсь честно, эта страна давно меня манила, тем более слухи о самой старой стае, обитающей на её территории, были довольно таки интригующими, а Хеффнер их к тому же подтвердил, за что ему ещё раз спасибо. Осталось дело за малым - отыскать Айзека. Вероятность того, что он и правда стал оборотнем была велика, но недостаточной для того, чтобы думать о том, что он всё ещё жив. Но всё же моё желание отыскать хоть какие-нибудь его следы было непоколебимым. Что-то было в его истории... То, что заставляло двигаться меня дальше, почти не сомневаясь в своих суждениях.
У меня была парочка идей о том, где можно было бы найти Айзека. Ещё в аэропорту я приобрёл карту города, дабы мне было легче в нём ориентироваться. В Калгари было всего несколько частных конюшен и один конезавод, я надеялся, что Айзек не изменял себе, если судить по рассказам матери, он был очень привязан к этим животным. Конюшни не дали никаких результатов, оставался конезавод. Его я решил оставить на потом. Я понимаю, что очень долго к этому шел, но всё же мне хотелось оттянуть момент нашей возможной встречи. Я не считал себя великим Шерлоком Холмсом, во мне была немалая доля неуверенности. Я сомневался. Вдруг, это снова тупик? Вдруг, все те теории, которые крутились в моей голове, не больше, чем плод больного воображения? Мне было так стыдно перед своей сестрой, что я не мог позволить себе вернуться, и я с остервенением искал хоть какие-то крупицы своей семьи. Я надеялся, нет, я  хотел верить, что найду Айзека, что перестану скитаться по миру и, наконец, остепенюсь. Ведь начинать сначала легче, когда рядом есть хоть кто-то родной. Калгари казалось хорошим местом.
Ещё несколько дней я болтался по Калгари просто так, но решив больше не затягивать с этим делом, всё-таки отправился на конезавод, заранее назначив встречу и представившись возможным покупателем парочки породистых лошадей для скачек. На входе меня встречала молодая девушка, которая уверяла меня в том, что они разводят самых лучших кохейланов. Что ж, посмотрим. Не уверен, что ваши лошади будут лучше лошадей моей семьи. Прежде, чем показать скакунов, она пристально осматривала меня, будто бы ища подвох. Мне кажется, что она не особенно доверяла моему внешнему виду, думала, наверно, что я просто шарлатан, который выискивает их слабости, чтобы потом увести сотрудников или что-то в этом духе.
Видимо, удостоверившись в том, что я достоин хотя бы капли доверия, она повела меня к манежу, чтобы показать одного из скакунов в действии, но предупредила, что лошадь капризна и своенравна, но стоит своих денег. Я отдам все деньги мира, если эту лошадь будет объезжать мой дядя, уж поверьте. Я учуял запах волка. Огонёк надежды просто таки заполыхал, превратившись в полноценный костёр. Я одновременно переживал и хотел просто развернуться, но более любопытная часть моего сознания требовала того, чтобы я всё таки увидел всё своими глазами. Девушка, Мария, неправильно истолковав мои жесты и мимику, задала мне вопрос:
- Вы недавно занимаетесь этим, верно? - наивная душа предполагала, что я переживаю по поводу предстоящей сделки. Я просто молча кивнул, дабы не привлекать ещё больше её внимания, я и так чувствовал себя слишком взвинченным.
Признаюсь, я по-разному представлял нашу встречу, но передо мной будто бы развернулась сцена из далёкого и полу-забытого детства. Айзек объезжает непослушного скакуна, который раз за разом его скидывает, но тот и не думает сдаваться. Никогда. Рано или поздно, даже самый непокорный, в его руках становился, как шелковый. Я слышал, как девушка что-то мне говорила, я кивал ей в ответ. Я не мог поверить, что нашёл его, что он жив-здоров, да и выглядит для своих почти 90, очень даже неплохо. Я не сдерживаюсь.
- Айзек Лэнс, ты даже не представляешь, как долго я тебя искал! - да, я не сдержан, да, от неожиданности, Айзек ослабил контроль и скакун скинул его, да, кажется, сейчас я получу по морде.

0

8

http://s4.postimg.org/8ylxvjq0d/image.gif http://s4.postimg.org/6ik4hp7xp/image.gif
Merith Cairns (nee Cochrane)

0

9

Ну, конечно, он тебя не узнал! Дубина ты около двух-метровая. Благо он не стал сразу размахивать кулаками ил ещё чего в этом духе, а значит, был весьма благоразумен, что в свою очередь свидетельствует о том, что мы можем иметь весьма продуктивный диалог. Рано радоваться, Оуэн, твои дедуктивные способности часто бывали ошибочны.
- В свою защиту, пока Вы не предприняли каких-либо опрометчивых действий, - я буквально слышал, как мой шотландский акцент поднимал свою гордую голову, - Хочу сказать, что очень давно вас искал, - судя по сощуренным глазам, Айзек решительно не узнавал во мне мамин лоб и отцовский подбородок, - Секундочку! - я вспомнил, что таскал в своём кошельке фотографию, где были запечатлены я, мама и Констанс, а фотографировал нас как раз таки Айзек, так что я смел предполагать, что он помнил хотя бы это.
- Меня Зовут Оуэн, по батюшке Райан, - я сделал небольшую паузу, дабы дать самому себе мысленную паузу, а то мои мозги начинали кипеть, - Кэрнс. Я сын ныне покойной Рианнон Кэрнс, что до замужества носила, аналогичную вашей, фамилию. Лэнс, - я знал, что меня заносит, прекрасно знал, знал, что говорю много лишних слов вместо того, чтобы просто сказать что-то в стиле "Здравствуй, Маша, я Дубровский", тем самым перекрывая свой словарный... запас? Чтобы там дальше ни было, я с торжествующей улыбкой протянул Айзеку свой кошелёк, надеясь, что этого ему будет достаточно для того, чтобы поверить моим словам.
Убедившись в его заинтересованности, я начал медленно продвигаться в сторону выхода из манежа, да и конезавода в целом. Навстречу нам вновь попалась та милейшая женщина.
- Дебора, я забираю вашего берейтора с собой, -  на её лице появилось недоумённое выражение, - Не навсегда, не бойтесь. Думаю, нам стоит с ним переговорить с глазу на глаз, - я, как мог, заверил её в том, что ни в коем случае не увожу у неё сотрудника, да и что воровство кадров в принципе не является целью моего визита. Славная женщина. Любит своё дело, а значит, она на своём месте. Знать бы ещё, что делать мне.
У меня были идеи о том, чем я могу заниматься в Калгари. Но больше всего я хотел стать частью полноценной и дружной стаи, может, завести семью, наконец отделавшись от образа Мерит, отдающий приказ Хэрольду. Спасибо тебе, Мерит, за то, что я перестал доверять женщинам и разочаровался в браке.
Я хотел рассказать Айзеку всё о своей жизни, но ещё больше я хотел узнать его историю, я хотел знать при каких обстоятельствах был обращён он и почему уехал, не оставив своей семье ничего, кроме воспоминаний о себе. Конечно же, я сам поступил не лучшим образом. За то время, что меня не было в Глазго, Констанс вышла замуж и родила, её дочь была совсем уже взрослой. Моя мать умерла, да и мой отец тоже уже давно покоится в земле. Я сам пропустил столько семейных праздников, что с лихвой хватило бы на жизнь обычного среднестатистического человека. Порой я искал себе оправдания, но я сбежал. Сбежал, как трус. У Констанс остались лишь вопросы и ни одного ответа, во всяком случае, логичного ответа. Я предполагал, что хотя бы у Айзека было не так как случилось у меня. Как-то я связывался с Генри, и он сказал, что она меня ненавидит и мне больше нечего делать в Глазго, да и звонить домой не стоит. Сам виноват, абсолютно во всём виноват я сам. И в том, что любил не ту женщину, и в том, что не заподозрил подвоха. Я был слеп.
- Думаю, нам стоит выпить. Есть в этом городе паб, где подают достойный эль?

0


Вы здесь » cuprum » корица » [cadler, igraine][alexandra daddario]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC