Универсальное свойство border позволяет одновременно установить толщину, стиль и цвет границы вокруг элемента. Значения могут идти в любом порядке, разделяясь пробелом, браузер сам определит, какое из них соответствует нужному свойству.

АДМИНАДМИНАДМИНАДМИН
Универсальное свойство background позволяет установить одновременно до пяти характеристик фона.
ВРЕМЯ В ИГРЕ: 2015 год, конец июля // МЕСТО: Генриетта, Канада
Free Image Hosting at FunkyIMG.com Free Image Hosting at FunkyIMG.com Free Image Hosting at FunkyIMG.com Free Image Hosting at FunkyIMG.com Free Image Hosting at FunkyIMG.com
Free Image Hosting at FunkyIMG.com

cuprum

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cuprum » корица » [Graceman, Ruth][Kristine Froseth]


[Graceman, Ruth][Kristine Froseth]

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

RUTH EUGENIE GRACEMAN
kristine froseth

http://s5.uploads.ru/VO27s.png
дельфин – васильки

ГЛАВА I. ПЛАТФОРМА ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ
— Ты, верно, задаешься вопросом, зачем я привел тебя сюда. Я прав?
— Если честно, сэр, после всех этих лет я просто иду куда скажете.

ИМЯ ПЕРСОНАЖА: Ruth Eugenie Graceman|Руфь Юджиния Грэйсман
ПРОЗВИЩА: Юджи, Джемини, Ру. Из обидных припоминает лишь Кривозубка.
ВОЗРАСТ, ДАТА РОЖДЕНИЯ: 21 год, 10.02.1981
СТАТУС КРОВИ: полукровка.
ЛОЯЛЬНОСТЬ: нейтралитет

ВОЛШЕБНАЯ ПАЛОЧКА: граб, волос единорога, 10 дюймов.
ФАКУЛЬТЕТ: Hufflepuff'99
РОД ЗАНЯТИЙ: стажёр в госпитале Святого Мунго. Этаж - ранения от магических существ.
АРТЕФАКТЫ : кулон в виде листка клевера, заговорён на удачу.
ПАТРОНУС : если бы она им пользовалась, то это была бы обязательно чайка.
ЖИВОТНЫЕ: кот по имени Барий.

ГЛАВА II. ЗЕРКАЛО ЕИНАЛЕЖ
— Профессор, это правда или это у меня в голове?
— Конечно, у тебя в голове, Гарри. Вот только почему это не может быть правдой?

ВНЕШНОСТЬ:
- волосы всегда растрёпаны, никогда не пользуется косметикой;
- в возрасте 18 лет сделала себе татуировку на левом запястье "wisdom";
- предпочитает длинные юбки и шляпы. Её стиль можно охарактеризовать, как "что увидела, то и одела";
- носит множество всяких украшение в этническом стиле;
- делает много резких и порывистых движений;
- рост 5 футов 7 дюймов, вес 104 фунта.
ХАРАКТЕР:
Ветер в лицо. Опасности всегда рядом, но она не боится. Страха совсем нет, он выбит из неё. Ночами на дереве, мёртвой сестрой и одиночеством. Она маленькая, глупенькая, запутавшаяся девочка. Бросается в омут с головой, забыв о последствиях. Задыхается в стенах. Свобода, ей до одури нужна свобода. От всего. От условностей, от чужого мнения, от людей.
Не держится семейных связей, тем более дружественных. Она по сути не знает, что такое дружба между людьми. Ей животные близки, они лучше, они понимают. Единиц подпускает к себе. Только Селестайн, да Олаф. Для неё каждый день, как новый. Невероятно короткая память, но зло никогда не забудет и не простит. Волшебница своих собственных миров, где всё тихо, да гладко и не было никогда никаких бед, разрушающих её душу.
Чувственна, нежна, как весенний ветерок. Тактична, как истинная одесситка, хотя никогда там и не была. Нуждается в сестре, как в воздухе. Без Грейси, без её милой Грейси рассыпается на части, как старое ветхое здание. Но между ними пропасть, они всё дальше, хотя и рядом. Руфь потихоньку становиться ветошью. Тихой, неприметной. Живёт воспоминаниями о прошлом, будущего совсем не видит за вуалью потрескавшегося остаточного подросткового максимализма. прицелы сбились, желания пропали. Бездумное существование, работа, дом, работа. Редко говорит. Много думает. Ей нужно уединение. А может, и нет. Может, это очередное заблуждение. Очередное сезонное помешательство. У неё так много тараканов в голове, что один взял власть над всеми остальными и сейчас не даёт её беспокойному сердечку покоя.
Впадает в анабиоз. Запахи старины не пробуждают в ней прежнего восторга, улыбка любимого стёрлась из её памяти. Он покинул её, ушёл. Нет, не умер, просто ушёл. Руфь нужен толчок к жизни. Какая-то цель. Она ещё не забыла цену благодарности, хотя многие уже забыли. Многие слова стали невесомы и не значимы.
Руфь верный друг и хороший товарищ, в трудную минуту подставит своё плечо и пусть она уже сама хрома на две ноги, но она будет поддерживать того, кому нужна помощь. Она всю себя отдаёт работе, помощи другим и остаткам своей семьи. Она никогда не отойдёт от своих принципов праведной справедливости, ни при каких обстоятельствах и ни в коем случае. Не терпит лжи, считает, что это удел слабых. Не простит предательства и сама никогда не предаст, не умеет она этого. Совсем.

БИОГРАФИЯ:
Ты видел страх? Одиночество? Настоящее жгучее одиночество, будучи ребёнком, брошенным на произвол судьбы, с живыми родителями? Ты помнишь себя в 5 лет или в 7? Смутно. А она помнит. Помнит всё до единой детали. Всё эмоции и то, как из глаз родителей уходит радость, гордость, любовь. Это всё она. Цирцея. Они любили её до беспамятства, боготворили её. Этого белокурого ангела, а когда её не стало, Сара потеряла своё божество, которому можно поклонятся, как это делали наивные греки много лет назад. Мама не нашла для себя новой цели, она потеряла интерес к жизни, а заодно и к дочерям.

- Руфь! Ты омерзительна. Почему ты не такая, как Цирцея? - немой укор застыл в его глазах,  а ещё там была мука. Руфь не понимала, что он хочет, почему с ней так говорит. Что она такого сделала? Тысячи вопросов и ни одного ответа. Она не была хуже, она была просто несколько неуклюжей. Это его раздражало. Но всё же, почему он её ненавидел? Пятилетняя трепетная душа не могла найти ответа.
Мать не вступилась за неё. Это была первая пощёчина. Юджиния. Южная. Она никогда не забудет им и не простит. Они отвернулись. Они бросили. Стали врагами, погубили нежную душу поэта, заставили поверить в зло и равнодушие слишком рано. 5 лет. Всего 5 лет. Ей осталось только сдувать пылинки с рукописей и забываться в них. Читать, вдыхать запахи старины и замыкаться в себе.

С виду такая хорошая семья. Но они все держаться из последних сил. Копни глубже и тебе вывалиться прямо на руки клубок змей. Печальных и злых. Всегда есть переломный момент, но не все способны его перешагнуть и жить дальше. Тогда так не случилось. Они все остались у разбитого корыта. Ей нужно всего лишь дышать, дать шанс на жизнь и не отбирать его. Помочь. Грезит о южных странах и далёких морях. Путешествия. Ей они нравятся. Цирцее бы тоже они понравились. С тоской, с щемящим сердцем вспоминает о ней. Сердилась раньше на неё, а сейчас злоба прошла только пустота осталась. Её не заполнишь. Никак. Хоть объезди весь мир, заведи друзей или просто делай то, что нравиться, но не заполнить эту рану внутри, которая хоть и истлела, но не желает закрываться. Всегда там будет е ё место, только её. Бережно хранит, сортирует воспоминания. Отделяет зло от добра, жалость от сочувствия. Руфь никогда не нужна была жалось. Удел слабых, таких, как отец и мать. Она не простила им. Не научилась.
Руфь так и не поняла любила ли на самом деле Цирцею, или это лишь воспалённый детский мозг подкидывал ей не те чувства и не те воспоминания. Она и ненавидела её, и обожала до беспамятства.

Снова этот едкий и гадкий смех. Снова лужайка и снова этот пронизывающий до костей холод. Это была она. Маленький падший ангел, полный желчи и злости. И её приспешницы. Ни один злодей не обходится без приспешников. Нервы на пределе и страх, обнаживший свою личину, так и тянется к Руфь, намереваясь растоптать её.
- Юююджи, слезай с дерева или мы сами тебя снимем, - елейный голосок. Он так обманчиво приятен, располагает к доверию, но внутри остаётся осадок неминуемой беды. Это же Цирцея, которая её оберегает при родителях, и которой она безоговорочно верит.
Нужно всё равно бежать. Нужно лезть выше. Если упаду - не страшно. Дерево трясётся. Равновесия больше нет, а перед глазами небо. Стальное, затянутое тучами. Руфь никогда не видела здесь чисто голубого неба, как будто, когда она выходила из дома, природе это не нравилось, и она начинала хмуриться. Этот неуловимый с виду момент падения был вечен. Секунды, миллисекунды растянулись до невозможности. Страха нет. Он исчез. И воздуха в лёгких тоже. Земля выбила весь, который был.
Эти приспешники дьявола забегали, забеспокоились. Их жертва не открыла глаза. Шалость не удалась, но им всё равно это сойдёт с рук, потому что Руфь не расскажет. Они оставили её. Может умирать, а может, приходить в себя. И только милая Селестайн, только она пришла на помощь. Эта маленькая птичка, белая и кроткая, но от этого не менее храбрая. Чудесная. Но всё же наивная, она верит в святость Цирцеи так же,, как и родители. Никогда Селетайн не знала тёмной стороны своего кумира. Но не будь этой маленькой птахи, скорее всего, Руфь просто бы рассыпалась на маленькие песчинки в тот вечер и больше бы не собралась с духом, и не смогла бы смотреть вдаль с высоко поднятой головой. Мечтать. Жить настоящим.

Это сложно отпустить всё то зло, что внутри. Стать лучше, исправиться. Обрести надежду, услышав заветные слова "Хаффлпафф". Они дали успокоение. Руфь не потеряна. Она не станет злой, не станет разрушителем. Созидатель, миротворец. Слова, ласкающие душу. Робкие шаги в сторону лучшей жизни, которая не будет столь же разрушительной, как детство. Новое мироощущение. Новы устои. Так спокойно ей не было ещё никога. Её окружают улыбчивые и добродушные люди, которые не желают ей зла, а лишь удачи.

- Эй, Грейсман! Снова подобрала зверушку в лесу? - отталкивает назойливого собеседника локтём.
- Не твой дело, Спиннет. Если хочешь помочь, валяй, но не мешай мне, - девочка со всех ног неслась в Медицинское крыло, там была Лайза. Милая и добродушная медсестра. Она всегда помогала Руфь, когда та приносила зверушек.
Это существо в её руках умирало, неизвестно от чего, но наивная детская душа полагала, что от одиночества. Ей было невдомёк, что лекарств от душевной боли нет. Есть только смерть, холодная, дарующая успокоение.
Дикая кошка осталась жива, мадам Лайза, как всегда, бросила на Руфь снисходительный взгляд, но помогла.
Всё это время Олаф был рядом. Он был сосредоточен и хранил молчание. Он всегда был таким. Следовал за ней, как тень, подначивал, провоцировал. Не хотел знать, какой у неё эмоциональный багаж за плечами, у него был свой. Он просто хотел быть с ней. С этой торопливой и немного злобной с чужаками нимфой, будто ему своих проблем было мало. Не хотел её отпускать, с кем-то делиться. Защищал. Влюбился.

Её душа исцеляется. Умиротворённость растёт в ней с каждым днём, но даётся ей это сложно. Каждый день - бой. С собой, окружающими, воспоминаниями. Любовь к ближнему, безмерная забота о Селестайн. Ей тяжело, а Руфь сложно смотреть на это сложа руки. Слизерин губит её милую сестрёнку. Там одни лжецы, язвительные и желчные. Их сердца ядовиты, в глазах нет заботы. Бессердечные, жестокие, грубые, вероломные. Юджинию дрожь пробирает до самой души, она хочет забрать её оттуда, вырвать из цепких лап безумия, но, кажется, эта схватка проиграна давно и бесповоротно. Остаётся только локти кусать, да бросать скорбные взгляды. Они по разные стороны баррикад. Мосты горят и нет времени что-то исправить. Их связь, такая нерушимая когда-то, рвётся, стирается. Снова времена пустоты, обжигающе холодной. Им бы держаться вместе, но у них свои миры, где они правят своими фантазиями. Слишком втянулись. Слишком далеко, чтобы помочь.

МЕСТО РОЖДЕНИЯ:
Ирландия, Лимерик.
РОДСТВЕННЫЕ СВЯЗИ: - мать: Сара Мойра Грейсман (в девичестве Гуд)|Sarah Moira Graceman (nee Goode)
- отец: Фрэнклин Мэттью Грейсман|Franklin Matthew Graceman.
- сестра: Селестайн 'Грейс' Эверилд Грейсман|Celestine 'Grace' Everild Graceman.
- сестра: Цирцея Вивьен Грейсман|Circe Vivien Graceman; мертва.

СЕМЕЙНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ: не замужем, но близка к этому, имя счастливца Olaf Spinnet.
ЛОЯЛЬНОСТЬ: ОФ

ГЛАВА III. ЗАПРЕТНЫЙ ЛЕС
— Ты ей интересен только потому, что она считает тебя избранным.
— Но я и есть избранный. Ладно, прости, я пошутил…

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

2

васильки

carmichael, eddie

потерянный. молчаливый. напоминаешь меня. я пишу тебе с пылкой любовью, но не бойся, я ни на что не претендую. ты чудесен в своей замкнутости, отрешенности. я впустила тебя в свои миры, познакомила с ворчуном барием. его знают не многие. дорожи этим. я слушаю твои стихи, заставляю повторять некоторые снова и снова, я хочу их впитать, запомнить. запомнить тебя. жизнь скоротечна, что-то меняется, но ты остаёшься в моей жизни неизменной переменной. держу тебя в объятиях, когда к тебе приходят они. призраки твоего прошлого, сотканные из бессонных ночей. я не хочу, чтобы ты боялся. у тебя чарующая улыбка.

turpin, lisa

урсула. моя злая русалка. я хочу называть тебя лайзой. у тебя чувственный голос и абсолютно безумные глаза. я влюблена. я хочу потонуть в тебе, но не могу. я умею плавать.
мои руки совсем холодны. я бегу, не знаю от чего. мне страшно рядом с тобой.
твой взгляд. ты как-будто знаешь всё обо мне. не надо.
тебе не понравлюсь вся я. не пытайся меня узнать.
прошу.

pucey, adrian

эй, сосед! накорми уже пса и хватит приходить пьяным ко мне домой. я не хочу видеть тебя таким. я наложила проклятие на твой веник. я забрала пару твоих рубашек. они чудесны. если быть честной, то ты ужасный сосед, но неплохой собеседник. у тебя есть абонемент на коллекцию моих чаёв и книг. приходи, моя дверь всегда открыта для трезвого тебя.

0

3

lethe finola delaney // лета финола дилэйни
24, полукровна, журналист в придире.

tell me more

    Тебе 7 лет. Эти ужасные звуки повторяются вновь и вновь. Мама и папа. Папа и мама. Их крики разрывают тебе сердце. Он снова ударил её. Типичная семья с одним алкоголиком. Ты боишься его, но в тебе назревает непреодолимая злость. А мать тебе тихонечко говорит: "Отпусти". Ты и не заметила, как вцепилась в её платье. Она всегда была так добра, всегда терпела его. Ты плачешь, жгучие слёзы скатываются по маленьким щёчкам, но ему всё равно. Ты тоже провинилась. Ты тоже должна, как и мать получить по заслугам. Это был не первый раз.

Ты, как собака дикая. Кусачая. На цепь тебя посадить. Опасно. Пороховая бочка. Всегда оглядываешься назад. Не забываешь зло и мстишь в два раза сильнее. Ты - комок боли, переплетение судеб и мыслей. Мой варвар. Моя чудесная Лета. Твой язык слишком острый, слишком много боли он принёс окружающим тебя людям. Помнишь, с какой готовностью ты печатала статьи во время войны? А сколько из них напечатали? Ты с остервенением рвалась раскрыть людям правду о положении дел, а они хотели этого? Нет. Никто не любит правду, зато ты рьяная защитница оной. Знаешь, у тебя очень маленький фан-клуб. Ты не самый любимый сотрудник, но тебя боятся увольнять - проблем будет много.
Ты одинока. Не показываешь это. Скрываешь. Всё скрываешь. О тебе неизвестно ничего, кроме того, что ты Стерва с большой буквы С. Но так ли это? Это защита от мира, от его любопытства. Ты не привыкла к доброму отношению, к заботе, ласке. Ты их не знаешь. Да и слова тебе эти совсем незнакомы. Ты ведь не стерва, ты ведь не хочешь быть столь ужасной, просто само выходит. Ты - часовой механизм на бомбе. Ты - чума. И от тебя все бегут.

    Ты не хотела магии. Ты боялась её. Твой дар достался тебе от отца. Ты ненавидела его всем сердцем. Ты пыталась отпустить злость, ненависть. Но это сложно. Года в мучениях. Ни минуты радости. Серые будни и чёрные, наполненные криками, вечера. Но магия - это выход. Это способ сбежать. Мать давно мертва. Он убил. И ты не забыла. Отомстишь. Обязательно. Не дашь ему забыть того, что он сделал. Это будет его камнем, который тянет вниз. да и ты, собственно, летать не можешь. Слишком тяжел груз твоих воспоминаний.

sing me to sleep
Я увидела тебя и ты напомнила мне е ё. Сестру, мою сестру, которая унижала меня, и которую все без исключения любили. Я стала ходить за тобой, стала твоей тенью. Я хотела узнать о тебе, впитать тебя, а потом оставить. Не вышло. Незаметно ты стала моей жизнью. Ты стала, если не другом, то близким человеком. Мне тяжело с тобой, да и тебе нелегко мне довериться. Ты знаешь, у меня всё внутри сжимается от тебя, от тебя у меня мурашки по коже. Мне холодно.
Меня пугает твоё сходство с Цирцеей. Ты ничего о ней не знаешь. У тебя есть тайны, которые я хочу узнать, а ты, чем усердней я тружусь над этим, тем с большей силой ты захлапываешь свои замки. Не скрывайся. Тебе нечего бояться, лишь не кусай, да не отталкивай меня.

be still
tabrett bethell. прошу, возьмите эту кудесницу.
возьмите лету и любите эту поломанную куклу, оживите её,
и я буду вам благодарна.

0

4

http://25.media.tumblr.com/249ffb15e88378bea0d83760a2e9b8be/tumblr_mukbajZznS1qkhstfo4_r1_250.gifhttp://24.media.tumblr.com/e0771700e2d5ef8b64cb9ba2573dc162/tumblr_mukkwn400H1qkhstfo6_250.gif
tell me
olaf (olafur) spinnet // олаф (олафур) спиннет;
21//24 года, полукровен, нейтрален, работает на себя, можете выбрать любую творческую деятельность.

tell me more
Его мать северянка, а отец принадлежал к чете Спиннетов. Его дядя, отец Алисии, погиб во время войны.
- - - - -
Он - спокойное море, он - бушующий океан. Как чайка свободен, но всё так же в цепях. В его голове никогда не бывает сумбура. Всё предельно чисто и кристально. Игры разума, граничащие с безмерной опасностью. Непревзойдённый лжец. Вежлив и галантен, но особо не обольщайтесь. Вы ему не нравитесь. У него далеко идущие цели, он идёт к результату не спеша, а когда пришёл, то вы и не заметите, что он всё таки добился своего. Без амбиций навыпуск, без громких слов во все четыре стороны. Он умеет говорить так, что людям кажется, будто им открыли всё, хотя самое важное он, как всегда, оставил при себе. Он обманет так, что обманутый никогда и не догадается, что был обманут. Он аккуратен, рассчитывает действия наперёд, но расчётливым показаться боится, а ещё больше боится прослыть снобом или занудой. Олаф очень естественный и тёплый, хотя под кожей плещется океан фальши. И чем дольше он этот океан никому не показывает, тем труднее становится держать его внутри. тем больше океан штормит, тем сильнее он выходит из берегов.
Слишком молчалив, слишком сдержан. Руфь порой не понимает того, что ему нужно, потому что Олаф слишком многое держит в себе, не открывает ей всех своих секретов, а она беситься. Два меланхоличных холерика в одной комнате - это коллапс.

sing me to sleep

от алисии

Oh, simple thing, where have you gone?
I'm getting old and I need something to rely on.
So tell me when you're gonna let me in,
I'm getting tired and I need somewhere to begin.
Keane - Somewhere Only We Know

Милый Олаф, ты снова пахнешь Северным морем. Можно положить голову тебе на плечо? Закутаться в тебя, как в колдографию из далёкого детства, мять тебя в руках, словно ты и правда потёртый старый снимок. Всматриваться в твоё лицо и видеть до боли  знакомые черты, когда-то принадлежавшие мне. Черты двенадцатилетней русалки Алисы. Каждое лето родители отправляли нас в бабушкино поместье, ставшее для нас личным макрокосмосом. Мы чувствовали себя оторванными от мира и становились единственным развлечением в жизни друг друга. Лёд и пламень. Вода и небо. Две насильно перекрещенные параллельные. Мы ссорились, ругались и временами даже ненавидели друг друга. Но порознь нас быстро одолевала скука, а потому приходилось учиться идти на уступки, мириться и находить общий язык. И мы мирились. Мирились и ссорились по несколько раз в час, закаляя друг другу нервы. В августе мы разъезжались по домам и только спустя некоторое время понимали, что всё это лето были по-настоящему счастливы.
Мы выросли. Сблизились и переросли детские дрязги. Ты стал для меня уютной гаванью, моим спасительным айсбергом, к холоду которого я так привыкла, что уже почти не дрожала. Моё живое воспоминание. Моё живое напоминание о светлых моментах из детства. В тебе тонут мои печали, растворяются все тревоги, в тебе спрятано моё спокойствие. Раньше, глядя на тебя, я вспоминала русалку Алису, для которой не было ничего невозможного. Она была уверенна в себе, знала, чего хочет и ничего не боялась. С годами я становлюсь всё меньше на неё похожа. Теперь, когда я смотрю на тебя, я чувствую вину перед самой собой. Я чувствую, что идут не по той дороге, что изменяю русалке Алисе. Ты пробуждаешь во мне эти чувства, потому что невольно ассоциируешься с детством. Мне не нравится быть виноватой, не нравится эта щемящая тоска. Я злюсь и срываюсь на тебе, хотя по сути ты ни в чём не виноват. И вот мы снова ссоримся, как когда-то в детстве.
Дорогой мой Олаф, в тебе океан выходит из берегов. Я слышу шум надвигающейся бури. Я хочу помочь, хочу спасти. А вместо этого снова зацикливаюсь на себе и становится только хуже. В этом мы с тобой похожи - слишком много запираем внутри, слишком многим боимся делиться, руководствуясь при этом совершенно разными мотивами. Давай шёпотом обменяемся душами, чтобы никто не увидел, чтобы никто ничего не узнал. Давай пообещаем вылечить друг друга, а потом возьмём и искалечим. Как всегда нечаянно, как всегда не рассчитав любви.

от меня

We are sailing, we are sailing,
home again 'cross the sea.
We are sailing stormy waters,
to be near you, to be free.
♫ Rod Stewart – Sailing

Мы плывём с тобой под одним парусом. Ты и я. Вместе. Со школьных лет. Кто бы мог подумать, что раздражительный Олаф станет любовью всей моей жизни? Кто угодно, но не я. Твои провокации бесили меня, твоя напускная уверенность и некая скрытность бесили меня. Я не терпела лжецов, да и сейчас не терплю, но сердце шептало мне, что я нашла потерявшуюся часть головоломки.

- Эй, Грейсман! Снова подобрала зверушку в лесу? - отталкивает назойливого собеседника локтём.
- Не твой дело, Спиннет. Если хочешь помочь, валяй, но не мешай мне, - девочка со всех ног неслась в Медицинское крыло, там была Лайза. Милая и добродушная медсестра. Она всегда помогала Руфь, когда та приносила зверушек.
Это существо в её руках умирало, неизвестно от чего, но наивная детская душа полагала, что от одиночества. Ей было невдомёк, что лекарств от душевной боли нет. Есть только смерть, холодная, дарующая успокоение.
Дикая кошка осталась жива, мадам Лайза, как всегда, бросила на Руфь снисходительный взгляд, но помогла.
Всё это время Олаф был рядом. Он был сосредоточен и хранил молчание. Он всегда был таким. Следовал за ней, как тень, подначивал, провоцировал. Не хотел знать, какой у неё эмоциональный багаж за плечами, у него был свой. Он просто хотел быть с ней. С этой торопливой и немного злобной с чужаками нимфой, будто ему своих проблем было мало. Не хотел её отпускать, с кем-то делиться. Защищал. Влюбился.

Прекрасно помню тот день, когда ты отправился со мной в больничное крыло. Всю ночь не спала, вспоминала твой взгляд. Пристальный, обезоруживающий. Я не забыла. Не забыла.
Я помню первое признание, помню с каким трудом это нам далось. Помню ту невероятное чувство эйфории. Ты - всё, что у меня есть. Я боюсь, что умру без тебя и твоей поддержки. Просто рассыплюсь. Хочу держать тебя за руку, не отпускать, купаться в твоих стальных волнах. Земли не чувствую рядом с тобой. Нет никаких проблем. Нет моей семьи с медалью "Семья года". Ты - моя семья. Только не отпускай, ведь только вместе мы по-настоящему свободны.

be still
требования, которые вы предъявляете человеку, захотевшему взять данную роль.

0


Вы здесь » cuprum » корица » [Graceman, Ruth][Kristine Froseth]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC